Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

Под сенью кактуса

Верхний пост про магический кристалл

К настоящему моменту проработаны два будущих.
Одно будущее - общее: теория послечеловечества.
Другое будущее - узкое, отраслевое: будущее медиа и теория смерти газет.
Работы ведутся.
Под сенью кактуса

Редакция - экзоскелет журналиста

С появлением краудфандинга возникла иллюзия, что журналист может обходиться без редакции. Надо выставлять статьи на оплату (эл. кошелек или другие платформы - их уже есть) и публика будет подбрасывать копеечку.
Была целая волна проектов. Кашин, Соколов-Митрич, на Западе было немало блогожурналистов и самосми. Все отмерло. Причина почти везде одна - чтобы стоять, надо ехать. Без остановки.
На второй примерно год возникает вопрос - а зачем, собственно?
Для бесконечного движения без вопросов к самому себе нужна институциональность. Редакция. Выражаясь маклюэнским языком, нужна вынесенная вовне функция моральной мотивации. Редакция - упорядочивающий интерфейс, гарантирующий ВОСпроизводство продукта и журналисту, и публике.
И вот что любопытно: традиционная журналистика загибается по причинам, которые на стороне потребления (неготовность аудитории платить, когда есть сопоставимое бесплатно).
А за блогожурналистику (за лучших авторов, разумеется) публика, в принципе, была бы готова платить. Но тут уже проблема на стороне производства - отсутствие институциональных гарантий воспроизводства продукта, психологическое выгорание автора-одиночки.
Белкой в колесе может быть только редакция (потому что там белки сменные, а колесо и необходимость бежать заданы "сверху").
Редакция - экзоскелет журналиста.

Под сенью кактуса

Виртуальная реальность – тупиковая ветвь

Технологию виртуальной реальности ждут те же перспективы, что и GoogleGlass – восторг и забвение. Непреодолимым порогом входа станет даже не сложность производства контента, а громоздкость хедсета, то есть материальная избыточность устройства, превышающая порог лени. Все новые гаджеты, даже если они дают новый изумительный экспириенс, по сложности ношения/пользования стоят в одной категории со смартфоном, но смартфон банально выигрывает в простоте ношения/входа, даже если проигрывает в красочности и эмоционально опыте. (Тут еще любопытно порассуждать о том, что смартфон, как ни парадоксально, - более лучший, более прямой наследник гутенберговской книги, нежели любой гаджет прямого опыта, потому что смартфон все-таки апеллирует к фантазии восприятия, а не дает прямое ощущение, как VR или AR; но это отдельная тема).
VR – тупиковая, конечная ветвь развития технологий, как, например, полеты в космос. Но полеты в космос дали много побочной пользы, вроде застежек-липучек. Главная побочная польза VR – это первая технология (все-таки вместе c AR) – искусственно наведенного переживания реальности. То, что книги делали в воображении, VR-AR делают уже ПОЧТИ на уровне сенсориума.
И вот это-то и нужно. Ехать, а не шашечки. Опыт прямого переживания наведенной реальности – вот вклад VR. А хедсеты и сама технология отомрут сразу после бума, то есть завтра. Нужна функция наведенного опыта, а не технология, способная эту функцию дать. VR – тренировка погружения в наведенную реальность. Потом уже в бассейн нальют воду, и этой водой станут, конечно, нейронные интерфейсы, чтобы гаджет вообще не был нужен. Вот тогда переживание наведенной реальности не будет опосредованно каменным молотком хедсета. Ну и это будет примерно канун переселения.
В статье по ссылке разбираются смешные варварские примитивные блестящие перспективы VR. Рекламные: помещение бренда в VR дает пользователю «чувственный», ну или хотя бы «трехмерный» опыт использования (мой вольный пересказ), что повышает лояльность и заставляет покупать уже «знакомый» бренд в реальном мире. (Типа наведенная реальность на службе реальности, данной нам в ощущениях, ага). Легко увидеть, что это просто следующий этап продакт плэйсмента – после кино и компьютерных игр.
Контентные перспективы VR: помогать пользователю переживать события в пузыре ощущений, как бы на месте, изнутри. Приводят знаменитый пример VR-истории, воссоздающей бомбежку в лагере беженцев. Передавать по VR журналистику – это вообще абсурд. Повторно проживать какое-то событие "изнутри" – это означает затратить на восприятие столько же времени, сколько событие длилось. Для каких-то там эмоций. Суть журналистики в том, чтобы не повторять временные затраты на восприятие события, а сжать их до новости, содержащей главное (включая главную эмоцию). С этим справляется текст и телесюжет, но VR тут избыточен. VR - это тренировка нового, а не улучшение старого. Поэтому использование виртуальной реальности для журналистики - это примерно как сноуфол и прочие лонгриды. Все любуются, никто не потребляет.
И да, лучший контент для VR (и наиболее активно развивающийся), это порно, конечно. Вот тут VR на месте, хотя и в этом случае это всего лишь тренировка по переходу человека с биологического нетворкинга на социальный нетворкинг.

Inside the VR Boom: New Opportunities for Marketers and Creators

Под сенью кактуса

Алгоритм релевантности уже превращается из помощника в надзирателя.

О трех эшелонах фильтрации в интернете и порабощении нас сетью. Свеженькое на Слоне:
""""Принцип Метклафа гласит, что полезность сети растет с ростом ее использования. Чем больше участников, чем больше они тратят времени на создание совместного пространства, тем полезнее пространство для каждого из них. Но принцип Метклафа имеет и оборотную сторону. Польза сетевого эффекта порабощает пользователя.
Механизм примерно следующий: чем проще войти, тем сложнее не войти. Чем чаще входишь, тем больше вкладываешь. Чем больше вкладываешь, тем труднее отказаться от использования уже обжитого тобой пространства.
Ты попадаешь в зависимость от сложенных туда «вещей» и настроенных там связей. Переезд в другое место оказывается очень травматичен или даже невозможен.
В общем, чем ниже цена входа, тем выше цена выхода. В скором будущем даже простое неучастие в сети будет более затратным, чем участие. Человек будущего не сможет не пользоваться удобствами сети. А удобства эти будут создаваться машинами.
Новая угроза связана с разногласиями, которые возникнут между роботом и человеком по поводу интерпретации первого закона Азимова... Алгоритмы Edge Rank и Page Rank уже фактически трактуют первый закон робототехники как необходимость нянчить человека – существо неразумное и самовредительное.
Алгоритм релевантности уже превращается из помощника в надзирателя. Дальше должно произойти вот что: не виртуальная личность будет питомцем человека, а совсем наоборот, человек станет домашним любимцем компьютерного существа. """

Быть или не быть? А пусть робот решает!
Первый закон робототехники гласит, что робот не может причинить человеку вреда. Но сегодня они начинают нянчить и опекать это глупое и склонное к саморазрушению существо • Андрей Мирошниченко


Под сенью кактуса

Фукуяма и Михалков

29 мая в Школе Cколково состоялись Дни PR, организованные РАСО и посвященные сторителингу.
Самые яркие спикеры пленарного заседания: аж целый Фрэнсис Фукуяма и Никита Михалков.
Перед пленаркой Фукуяму завели в зал и он уселся вот прямо рядом со мной, так как я сидел в первом ряду. То есть он, как футуролог, конечно, безошибочен. После выступления мне удалось задать ему вопрос: спрашивал о том, что интернет несет свободу, но и раздражение от той самой свободы. Так было у нас после челябинского метеорита, так было в США после бостонского теракта. Люди не хотят обилия информации, их это раздражает. Надо, чтобы кто-то сказал четко и авторитетно, пусть даже если будет врать. Я спросил мнение Фукуямы: как проблема решится - люди все-таки приладятся или же вызреют новые источники авторитета вместо старых медиа.
Ответ Фукуямы свелся к тому, что да, он признает наличие проблемы (он интенсивно кивал). Люди привыкли к авторитетным источникам. Но на вопросительную часть вопроса он не ответил; вероятно, ее просто не перевели.
Ну, придется самому отвечать, чем сейчас и занимаюсь. Раздражение от интернета - важный фактор, который везде является психопатологическим, а в России еще используется и в политике.
В самом своем выступлении Фукуяма говорил о социальном капитале, о доверии. Довольно интересно. В частности, о том, как социальный капитал снижает транзакционные издержки. Силиконовая долина возникла в традиции калифорнийских хипповских коммун, где люди не заморачивались проверкой друг друга. В Силиконовой долине, говорит Фукуяма, юристов меньше, чем в  среднем в США. Контракт в Силиконовой долине в несколько раз тоньше, чем в среднем в США. И вот эти обстоятельства - один из факторов успеха долины.
Многие хотели бы копировать этот успех, но копии Силиконовой долины что-то ни у кого не получается. А потому что не удается воспроизвести этот заповедник доверия и открытости. Фукуяма приводил пример, как лет 20 назад AMD установила какое-то новое оборудование, а спецы из Intel его еще не имели. Они - главные конкуренты. Интеловцы попросились посмотреть, и AМD их пустила. Вот из этой доверительной атмосферы и растет эффект Силиконовой долины, считает Фукуяма.
Про себя я отметил, что слишком розовым цветом рисовать долину тоже не надо: есть там и ограничения по безопасности, и необходимая для большого капитала степень закрытости. Но, видимо, отличие даже от остальных США существует: Фукуяма говорил, что сейчас фактически на территории США существуют две страны: Штаты и Долина. Намекая на нее как на прообраз будущего.

971100_564885976897373_1943170571_n
Фукуяма и Михалков, ядерный компот.

Пол Браун, который какой-то знаменитый теоретик и практик сторителинга, читал мастер-класс на примере фильма "Эрин Брокович". Михалков смыл Пола Брауна
начисто.
Пол Браун показывал, как доверие и настойчивость
приводят к счастью. К несчастью, кульминацией счастья в фильме стало получение большой денежной компенсации жертвами химической корпорации и большого гонорара Эрин Брокович.
Михалков не смог пройти мимо такой трактовки счастья. Размазал тут же культ чистогана.

Далее сам Михалков показал фрагмент из "Утомленных солнцем", где штрафбатовцы идут за Котовым (то есть за Михалковым) с черенками от лопат в атаку на цитадель. Немцы не могут понять, почему русские идут с палками, и говорят: "потому что они русские" (и это многое объясняет). А в цитадели тем временем мышка пробежала, искра на шнапс попала, все взорвалось к чертям. Божий промысел. Вот это и есть счастье. А не гонорар Брокович.
Браун сидел с каменным лицом. А Фукуяме понравилось, он оживился. Где-то тут засквозила russkaya dusha.

Потом были секции, но я на них не был, потому что вел свою - для "Медиалогии". "Медиалогия" собрала авторов лучших инфоповодов из корпораций, и те представляли эти самые инфоповоды. Получилась очень хорошая коллекция. Некоторым компаниям удавалось раздувать медиа-шумиху вокруг своих событий на пустом месте, одной лишь силой мысли. Популярные темы: космос под разным соусом, а также проведение экспериментальных показательных уроков по типу канала "Дискавери".
Вот официальная информация "Медиалогии", там по ссылкам есть презентации лучших инфоповодов корпораций, кому по работе надо - настоятельно рекомендую.Collapse )

Под сенью кактуса

Мыши - вымирающий вид

Кристине Эглебарт было 8 лет, когда ее отец Дуглас Энглебарт изобрел в 1963 году мышь - деревянный брусок с двумя колесиками внутри. Сейчас ей 57 и ее дети мышью не пользуются.
(The mouse faces extinction as computer interaction evolves, The Wasington Post)

Как и было предсказано, технологическая эра оказывается уже короче жизни поколения.


И это еще долгая технологическая эра: мышь - долгожитель цифровой эпохи. Айпэд проживет гораздо меньше. Мышь хотя бы имела счастье быть доведенной до совершенства. Айпэд такой судьбы лишен, он будет брошен на полпути, потому что придет новое поколение устройств, скорее всего, связанное с трехмерным проектированием объектов в пространство перед человеком и, соответственно, управление жестами, взглядом и голосом. Таблетки станут милой архаикой.
Под сенью кактуса

Ульевые медиа и облачные рантье

вторник, 13 марта 2012 года, 10.41

Ульевые медиа и облачные рантьеУльевые медиа и облачные рантье

О технологиях построения социальных медиа для вовлечения аудитории. Интервью Андрея Мирошниченко порталу Executive.ru

Мотив входа человека в публичную активность связан с жаждой отклика. Желание отклика через публичность в сети стало формой социализации. Подробнее