Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Под сенью кактуса

Верхний пост про магический кристалл

К настоящему моменту проработаны два будущих.
Одно будущее - общее: теория послечеловечества.
Другое будущее - узкое, отраслевое: будущее медиа и теория смерти газет.
Работы ведутся.
Под сенью кактуса

Стена, да гнилая

Сложу из ФБ на память - свериться, когда время придет.

- И куды вы, молодой человек, прете? Ведь стена же! - говорил пожилой полицейский молодому Володе Ульянову при обыске и аресте.
- Стена - да гнилая: ткни - и развалится, - бойко отвечал тот, согласно легенде.
Эта метафора теперь воспринимается как доказательство. В ленте заспорили (из-за моря и из Москвы - кому-де лучше видно), есть ли в последних событиях основания для оптимизма или пессимизма. Стена неколебима или уже разваливается? Вон ведь какой гражданский подъем. И всякие сигналы из трещин.
Наверное, в плане стены сейчас есть основания для "оптимизма". Она ведь в любом случае развалится в ближайшие х (single digit) лет. Даже хоть бы и по причинам недостаточной борьбы имморталистов за долголетие. То есть этот прогноз как бы железный.
Но и для пессимизма основания не менее железные. Они связаны с тем, что будет после. Нет никаких аргументов за то, что процесс развала ограничится стеной (она же скрепа). Ибо как сказал один великий мыслитель: есть Путин - есть Россия. Это самая точная гео-историческая оценка, карамзинского уровня. Ну, а на "нет" и суда нет.
(И да - любой разогрев ускоряет движение системы, а двигаться она примерно с 2003-го может только в одном направлении. Даже скорость движения может меняться только в одну сторону - в сторону ускорения. Поэтому, как не зря говорят заморские полицейские, любое ваше слово будет обращено против вас.)


Под сенью кактуса

Газеты портовые и герцогские


Первые газеты делились на два отряда: портовые и герцогские.
Портовые продавали контент читателю - купцу, прежде всего. Они писали о товарах, пришедших в порт, ценах и политических событиях (войнах), способных помешать торговле. Таковы были венецианские рукописные авизи 16 века, потом печатные "куранты" в Амстердаме и Лондоне.
"Герцогские" продавали контент региональному епископу или князьку. Они, как правило, оспаривали власть престола (папского или монархического), как исторически первые печатные газеты в немецких землях (1609), или, наоборот, защищали власть престола, как парижская "Ла Газет" Ренодо (1630) или петровские "Ведомости" (1702). Так и сформировались два источника и две составные части печатной бизнес-модели - коммерческая и политическая.
Легко увидеть в этих моделях классическую конспирологию евразийства: море против суши. Так и было.
Конечно, в этом диапазоне существовал большой набор промежуточных версий. Например, первая американская газета была лицензионной ("герцогской", по сути), и был закрыта по политическим мотивам, хотя и совмещала купеческий и политический интерес. Ну, так и время было такое: становление буржуазии и национальных государств (против папского престола или метрополии, как в случае с США).
Газеты обслуживали экономическую и политическую революцию - буржуазную (потом и пролетарскую). Газета - революционный продукт. Всякая революция продвигает публицистику, всякая публицистика капитализируется на революции.
Облом случился (в России) в декабре 2011. Революция ("окупай Абай") обошлась без газет. Их место занял интернет. Газеты просто не успели и не сообразили стать организатором и голосом протеста, потому что уже выродились.
И вот теперь некий революционный мотив (верхи не могут, низы не хотят) вдруг оживил интерес к прессе. Тут и там говорят о востребованности прессы. Потому что на районе сегодня раскупили тираж.
Это тираж, для трех ведущих деловых, у меня в киоске на районе 7, 7 и 3. Кто-то приводил цифры поставки в киоск 3, 3 и 1. Это, конечно, не те цифры, которые были даже у Мильтона или Джефферсона. Лютер и то больше печатал.
И тем не менее, именно первая полоса трех газет стала особым событием.
Контент Коммерсанта, Ведомостей и РБК получили все те же, кто уже знал его из сети. Но газеты все еще сертифицируют значимость. Хотя уже НЕ поставляют контент. Они дают не информацию, а entrenched позицию (то же на Западе).
Так будет всегда в сфере "лицензируемого" контента; а с технологической точки зрения - контента с ограниченным материальным носителем. Limited edition - чисто технологический феномен, который нагнетается в том числе и (само)цензурой. Информация, распространенная на материально ограниченном носителе, всегда будет более значимой, чем на неограниченном. Это не об информации, а о когезии: когезия внушает отсечение шумов.

Под сенью кактуса

Сложу для архива: о тяжеловесе Байдене и изьянах праймериз

Байден объявился кандидатом и все видят, конечно, повторение сюжета "Хиллари против Трампа"

Joe Biden is the Hillary Clinton of 2020
Americans want outsiders, reformers, and fresh faces, not politicians with decades of baggage.


Поразительно, конечно. Но для внутриэлитных разборок фактор тяжеловеса важнее - связи, обязательства, конформизм, все такое. Так что Байден вполне может пробить праймериз, в отличие от новичков и аутсайдеров. А дальше снова провал.
Тут снова проявляются недостатки внутрипартийного предварительного отбора (праймериз). Собственно, этих недостатков два:
1) Поляризация. Чтобы пройти праймериз, кандидат должен более рьяно отстаивать более радикальные идеи своей партии, чтобы прослыть верным приверженцем и продолжателем дела. В идеале тактика такая: кандидат на праймериз должен быть радикалом, чтобы собрать как можно больше по эту сторону прохода, а на общих выборах должен быть ближе к центру, чтобы собрать больше с обеих сторон прохода. По факту, кандидаты радикализуются на праймериз и пыхтят потом на всех (этих же) парах дальше, как будто по-прежнему это выборы президента партии, а не страны. Учитывая двухпартийность, это ведет к поляризации и расколу на финальных выборах (и после). Хиллари даже в своей проигрательной речи на следующий день после победы Трампа несла какой-то бред про то, что девочки снова не получили пример и шанс в политике. Полное несоответствие избранной ценностной парадигмы масштабу выборов.
2) Окукливание внутрипартийных элит. Особенно прикольно наблюдать появление монархических династий (отец-сын, муж-жена) в такой демократической стране. Благодаря праймериз и внутрипартийному отбору, элитная закулиса играет огромную роль. Поэтому партийная верхушка продавливает тяжеловесов; или они продавливают ее - ведь у них обширные связи и вес среди своих.
Элитизм и радикализм в системе праймериз вполне могут противостоять друг другу (радикализм Трампа побил элитизм Хиллари), но это, по сути, выбор из двух зол. Так что система выборов с партийным предотбором вошла в какой-то клинч. Либо выскочка-радикал, либо тяжеловес-старпер. В 2020 снова как и в 2016.

Обсуждение на ФБ

Под сенью кактуса

Вознесся выше он главою

Как известно, National Mall (как и США в целом) построили франкмасоны. А они были структурными семантиками, что тот де Соссюр, и стремились во всем закопать смысл, включая пирамидальное око на долларах. Один из масонских заговоров я много лет назад разоблачил сам и срезал даже как-то местного гида, который ничего такого не знал.
Reflecting Pool, то есть отражающий пруд, как видно уже из названия, призван отражать монумент Вашингтона, то есть стелу, доминирующую над крестом (Белый Дом – Джефферсон мемориал, Капитолий – Линкольн мемориал). И вот если подниматься по ступенькам мемориала Линкольна, то можно любоваться удлиняющимся отражением стелы в пруду. Но что-то не так.






Дело в том, что ты никогда не поднимешься настолько высоко, чтобы увидеть отражение стелы целиком. Вид стелы, отраженный в пруду целиком, виден только одному. Абрахаму Линкольну, сидящему на высокой табуретке.
У масонов, как известно, угол падения равен углу отражения. То есть если провести всю эту воображаемую тригонометрию должным образом, то высота стелы поместится в виде отражения в пруд как раз на уровне глаз Линкольна. Я карабкался по ступенькам, стоял на самой верхней и прыгал – бесполезно. Нужна табуретка, как у Линкольна.
Заговор масонов понятен. Как бы ни карабкался простой смертный, говорят они потомкам, только великий человек (как Линкольн), может увидеть весь замысел, всю картину, с высоты своего ума и величия.
Если кому-то кажется, что заговор масонов этим исчерпывается, то это не так. По геометрии ландшафта (организованного, напомню, в виде многокилометрового креста), Линкольн как бы смотрит на Капитолий (то есть Президент – на парламент). Но это не так. В проекции глаз Линкольна стела (символ величия) полностью загораживает Капитолий. Линкольн в упор не видит Капитолия.
Тут надо садиться и писать большую работу про президентскую форму правления (и масонский заговор с двойным дном).



Под сенью кактуса

Бабочки э.

Мир был бы другим, если бы Обама приехал на Олимпиаду в Сочи. Вот просто не разверзлась бы последующая цепь ключевых событий. Олимпийская церемония - это же мировая инаугурация, она должна была венчать славный путь к мировому признанию, я король мира, детка, а тут такая обида, да еще и по соседству подкузьмили. Ну так получите.
Но Обама не мог приехать. Перед своими не мог, потому что в Москве прихватили Сноудена.
Мир был бы другим, если бы Сноуден взял билет в другую страну. Тогда Обама, вполне возможно, приехал бы, как его ни воротило...



В принципе, виноват Сноуден. И новые медиатехнологии, конечно, которые сделали возможными утечки о наблюдениях; но сначала сделали возможными наблюдения.
То есть с появлением интернета вся эта цепь событий стала неизбежной.
Другое дело, что сам интернет вбетонирован в логику медиа-эволюции, "направленной" на ускорение социализации особи и ее удаление из природы. Начатое, кстати, прометеевым даром. Огонь, колесо, письменность, бездрожжевой хлеб и прочая неолитическая революция обрекла Украину на Россию, Россию на Сирию и этих двух туристов - на поездку в Солбсери.
Но и неолитическая революция была неизбежна при переходе от собирательства к хозяйству и интенсификации добычи природных ресурсов технологиями, а не передвижением. В свою очередь, закат собирательства связан с увеличением доли мясоедения, которое давало не только энергию, но и излишки пищи, требующие распределения и формирования социальных структур для этого. А мясоедство стало возможным из-за повышения эффективности загонной охоты, а охота улучшилась из-за роста интеллектуальных способностей, а они воспряли из-за вариативности секса, приведшей к необходимости выбора и эротическим фантазиям, а вариативность секса появилась из-за прямохождения, а прямохождение - из-за затапливаемости саванны, а затапливаемость саванны - из-за климатических колебаний, а они - из-за вращения небесных тел, а они - из-за гравитации, а она - из-за большого взрыва....
Ну, в общем, бабочка крупненькая получается. И хтоническая, как в фильме про Годзиллу.



Под сенью кактуса

Функция СМИ - офлайновая валидация того, что и так известно в онлайне

СМИ - платформа валидации, но не информации. Это типа штампа в паспорте, чтобы признать отношения официальными. Вот ровно поэтому и Навальному нужна была эта публикация в Ведомостях - чтобы сделать свою нападку на Володина "признанным" в офлайне фактом. А не для того, чтобы добыть, упаковать или распространить факты - это он и без СМИ может.
Именно поэтому Навального - как бы по наивности, как думают журналисты - возмутило намерение Ведомостей фактчекить его расследование. А на самом деле это пресловутый фактчекинг не нужен никому: Ведомости сидят тут не как женщина, а именно как градусник из анекдота. Ни распространение, ни расследование от них не нужно. Нужно, чтобы примкнули своей институциональной репутацией, чтобы ввели сущность нового соцмедийного мира в старый мир бюрократических институций. Ведомости и иже нужны Навальному - и обществу в целом в данной истории, как портал из онлайна в офлайн. А не какая-то там журналистика и фактчекинг (смешно).
Офлайновая валидация уже известного - это вообще совершенно новая медийная функция, к журналистике слабо относящаяся.


Под сенью кактуса

Пятиминутка медиа-критики

На причитающиеся мне от работы полчаса я (по совету друзей) прочитал статью Колесникова.
1. Все-таки очень уж эти Балканы с Пиренеями телесные для русского восприятия. Все отмечают, что Макрон слишком много обнимался с футболистами, а Колинда – с Макроном. Вот и Колесников пишет, что она на каждый гол шла к нему обниматься: «и тут Колинда Грабар-Китарович, мне показалось, продемонстрировала себя слишком странно: ей забили гол, а она широко улыбнулась и снова обняла Эмманюэля Макрона. И тем более это повторилось при счете 4:1. Они обнимались, уже просто не переставая.»
А это, может, ничего такого, просто болгарская телесность, о которой еще Гачев писал. Нам, народу северному, не понять – тулупы мешают. Не говоря уж о ватниках.
2. Это Колесников как бы тонко намекает на людоедство в Африке или мне показалось? «С другой — Владимиру Путину должно было быть лестно, что Африка нуждается не только и, может быть, даже не столько в медикаментах и продовольствии, сколько во Владимире Путине, который, впрочем, с успехом может заменить некоторым африканским лидерам хотя бы второе.» (Не первое, заметьте! Какая тонина!)
Все-таки благословенная страна Россия. В 2018 году в столичной прессе канают такие шутки.
3. Последнее предложение статьи: «Ведь Колинда Грабар-Китарович теперь победила бы в любом конкурсе «Мокрая футболка».»
Ну, не знаю. Для «Одноклассников» это было бы остроумно. В ленте ФБ терпимо. Для президентского летописца все-таки пошлая шутка. Мне показалось, что у него образовался такой образ ядерного читателя – этакий коллективный куснирович, который примерно теми же кулуарами отирается, но рангом ниже, ибо лично не удостоен. И вот этому куснировичу такая шутка, наверное, хорошо заходит. А сам Колесников из-за этого утратил тонкие настройки. Как не стать рабом ядерного электората - за двадцать-то лет. Проблема.


Гала, очки, секунды
Выиграл или проиграл Владимир Путин этот чемпионат мира


Под сенью кактуса

Трамп: от коллективного формата к множественному двустороннему

Пишут, Трамп предпочитает двусторонний формат коллективному. Как известно, он считает себя ловким переговорщиком и считает, что в двустороннем формате обыграет кого угодно, поэтому лучше выстроить систему множественных двусторонних отношений, чем быть жертвой коллективного давления, в рамках которого даже малые могут ему что-то высказывать, укрепленные кафедрой коллектива.
В этом есть какой-то интересный разворот, тоже связанный с (пост-) постмодернизмом. Коллективный формат мучительно создавался в конце 19-го - первой половине 20 века как этакое модерновое цивилизационное достижение в публичном пространстве разных уровней - от глобального до локального. За это время коллектив апроприировал авторитет мнения в публичном пространстве. Авторитет теперь принадлежит не заслужившей личности, а врученному мандату, причем врученному часто по "дежурным" основаниям (например, по очереди). Часто возникают перекосы - коллективный диктат, неоспариваемость установившегося мнения, мандатность и репрезентативность (а не разум) как фактор значимости. Кроме того, коллективная дисперсия авторитета лишает мнение диспутабельности. Высказанное с коллективной трибуны (часто воображаемой) приравнивается к общему мнению и даже закону без анализа оснований, стоящих за высказыванием.
Приходит пост-постмодернист Трамп и ломает весь этот модус self-righteous коллективного диктата.
Но для этого, конечно, нужно иметь социальный капитал президента США, который он, скорее всего, растрачивает на такой образ действий.

Под сенью кактуса

Теократия победила (миграция или революция)

"Теократия победила, но Иран будет свободным...там есть объективный запрос общества..."
Не будет.
Миграционные процессы демпфируют накопление внутреннего запроса. В западной академии заметно много персидской интеллигенции. В западных индустриях заметно много персидских инженеров. В западном бизнесе заметно много персидских бизнесменов. Многовековая культура и весь соответствующий запрос теперь реализуется через миграцию, а не революцию. Оставшимся остается теократия.
Эти же закономерности работают и для других стран. Например, для Турции.
Это в начале Нового времени протеста против теократии хватило и на революции, и на миграцию. В конце Нового времени - либо-либо. Точнее даже безо всяких либо: мобильность элит обрекает старые культуры теократам.
Остается довольно сильный запрос не культурный, но демографический - если много молодежи. Но этот демографический запрос просто приводит к неинституциональным формам - либо к дикому полю по-нигерийски, либо к еще более сильной и сетевой теократии по-талибански.
Хотя остается еще вариант прогрессивного дворцового переворота. Чаще всего военные, как попытка в Турции. Просто военные менее мобильны, им труднее уехать. А для других видов дворцового переворота надо закрыть границы и не выпускать элиты, пусть накапливают недовольство внутри. Что ни один правитель сейчас не делает. Впрочем, один делает, но на всякий случай расстреливает из миномета.
Теократия плюс миграция - великая сила. В прошлый раз три континента заселили.
Сейчас только Антарктида осталась. C планетарной точки зрения важно это.
А с точки зрения старых нацгосударств - поставщики миграции просто-таки должны скатываться в теократию. Либо честную, идейную, либо ширмовую, для населения.