Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Под сенью кактуса

Верхний пост про магический кристалл

К настоящему моменту проработаны два будущих.
Одно будущее - общее: теория послечеловечества.
Другое будущее - узкое, отраслевое: будущее медиа и теория смерти газет.
Работы ведутся.
Под сенью кактуса

COVID-19: Как узнать правду, имея только ложные сведения

Снова про то, как отличить правду от лжи, имея в исходных данных только ложь.
Главный источник дезинформации про COVID-19 - правительства.
Авторитарные намеренно приукрашают. Демократические намеренно сгущают. Все оперируют разномастными методиками, имеющими смутную описательную силу.
Но.
Важный фактор: надо иметь достаточно много лжей и знать, кто как лжет - в какую сторону и с каким усердием.
И тогда вполне можно понять истинное положение вещей, не имея истинных сведений.
Магия больших данных: если все данные лживы, но 1) их вектор и сила лжи известны и 2) их достаточно много, то истину установить можно.
(Думаю также, что в реально больших данных даже не обязательно знать силу и вектор лжи. Там истина сама вылезет. Особенно если визуализировать паттерны.)
COVID mortality Lie.jpg

По Y - количество кейсов COVID
По Х - количество проведенных тестов
Размер круга и цифра в нем - смерти в стране
https://www.worldometers.info/coronavirus/

Под сенью кактуса

Коронавирус убивает газеты

«Мы с такими вызовами прежде не сталкивались. И у меня есть опасения, что после встряски, связанной с самоизоляцией, увеличится количество тех людей, которые решат перейти на цифровые каналы связи, и существующая тенденция на сокращение печатных тиражей усилится» - первый зампред Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Сергей Боярский.
«Опасения».
А так-то кирдык, конечно.
Кет Доктор пишет, что газеты прыгнули сразу на несколько лет вперед по шкале вымирания. “We are all going to jump ahead three years,” Mike Orren, chief product officer of The Dallas Morning News, suggested to me last week.
На три года - это еще гуманно. В общем-то, прыгнули уже сразу к самому концу этой шкалы. Их мрачное, но все такие отложенное завтра вдруг наступило сегодня.

Newsonomics: Tomorrow’s life-or-death decisions for newspapers are suddenly today’s, thanks to coronavirus

Проклятый вирус, порушил медиа-футурологам все тщательно рассчитанные прогнозы и запас бизнеса. Проблема в том, что будущее медиа сейчас значительно меньше проистекает из их прошлого. Все как отрезало. Никакие скрытые тектонические тенденции значения теперь не имеют.
В России "Парламентская газета" прямо пишет в заголовке: "Коронавирус убивает газеты" ("опасения" о переходе населения в цифру - оттуда).




Под сенью кактуса

О безлюдной службе Папы

На фоне карантина сразу несколько вечерних шоу вышло в карантинном антураже. Я видел Тревора Ноа и Джимми Фелона. Они вели шоу из дома, одни, гости включались по скайпу. У Фелона за камерой была как бы жена, она там еще свои комментарии вставляла. Прикольно.
По началу – да, кажется прикольно, остроумно, идеологически одобрительно.
А потом – нет. После примерно 15 минуты смотреть скучно. Фелон – так вообще натужно изображал сам себе смех – тот, который обычно ему включают пастухи аудитории.
Ну да, юморные ведущие, скрипты, ирония, включения (звезд) по скайпу.
Но в целом – нет ничего такого, чего не было бы в Ютьюбе. Через 15 минут становится понятно, что это все то же самое, что уже есть в Интернете. В интернете оно появляется само и в таких огромных количествах, что, будучи отобранное вирусным редактором, доходит до популярности в качествах, вполне сопоставимых с Фелоном или Ноахом.
И наоборот: голые, лишенных своей индустриальной армады, домашне небритые Фелон и Ноа – это прикольные инфлюенсеры. Однако и прикольные инфлюенсенры, и прикольные скрипты, и прикольные сюжеты, и включения по скайпу, и даже жена за камерой - все это уже есть. Потому что все это можно "сделай сам".
Чего нет в Ютьюбе - оркестра. Студии с софитами и фанфарами. Дрессированной публики с экзальтированными выкриками. Соведущего с отдельной мизансценой. Вся эта машинерия как раз и отделяет профессиональные СМИ от любительских. Или, например, профессиональный индустриальный маркетинг от партизанского. Партизанский маркетинг может все. Кроме могучего охвата.
В среде свободного контента идея – ничто, затраты все. Идей как грязи. Другое дело – бюджеты и машинерия. Их у партизан нет.
Контент не король. Контент – придворный бард, мыкающийся к какому двору прибиться. Король – большой бюджет.
Затраты на студию, оркестр и прочую мишуру – это отсечка и порог входа в большое телешоу. И это единственное, что отличает ТВ-шоу и лично Фелона от популярного ютубера «крэйзи рашен хакер Тарас» с его 8 млн фоловеров.
Никакой самый талантливый певец не сделает вайб 100-тысячного стадиона, поющего O, Jude! c Маккартни на закрытии Олимпиады. Даже сам Маккартни. Для этого еще нужны стадион, 100 тысяч и закрытие Олимпиады. Способность собрать этот антураж, по большому счету, единственный актив, отличающий Маккартни от сонмищ бутлегов.
Отказываться от всего этого – погибельно для фелонов и ноахов. Без блеска и мишуры бродвейского масштаба, они растворятся в окружающей среде на третьем выпуске.
Так же и устранение паствы с площади. Такой же ход - неизбежный и предсказуемый, но уже на среднесрочном горизонте уравнивающий недостижимо могучую культурную индустрию религии с проповедническим интернет-любительством.
Кажется, ТВ-шоу это уже поняли и стараются теперь держаться за студийность и машинерию затрат любыми способами, пытаясь как-то смикшировать ее явную карантинную неполикторректность.
(Ждем также студийного решения "Что? Где? Когда?".)



Под сенью кактуса

Анализ эффективности лонгридов

Texterra весной объявила, что будет публиковать только весомые материалы и теперь сделала любопытный анализ трафика после перехода на лонгриды.
Сам по себе трафик у проекта растет примерно в той же динамике, что и до лонгридов. Поэтому тут судить о влиянии именно лонгридов сложно. Но вот что бесспорно - лонгриды способны повышать цитируемость и расшариваемость. И - особенно - поисковый трафик, причем долгоиграющий (лонгриды дают поисковый трафик спустя годы после публикации!)
Анализ интересный, рекомендую. Но для гамбургского счета нужны были бы такие сопоставления
1) Лонгридная редполитика против вала эксклюзива (или желтухи). То есть если замерять аттрактивность лонгрида, то надо сравнивать его не с пустой таблеткой, а с другим наркотиком в форме противоположности лонгриду. Да, котики. Но короткие и много. Возможно, десять котиков дадут столько же шеров, сколько один лонгрид. Только поисковый трафик - вот бесспорное преимущество лонгрида перед любым коротким материалом, (кроме зубодробительного эксклюзива про Аллу Пугачеву, пожалуй).
2) Самое, пожалуй, главная претензия к лонгриду - соотношение затрат к эффекту (а не эффект). Возможно, в данном проекте затраты на лонгриды были относительно невелики - и результат их стоит. Но для большого медиа концентрация на нескольких материалах в неделю, конечно, была бы недопустима. Там все равно нужен вал материалов, от которого лонгриды, безусловно, будут отвлекать силы.
В общем, заезд продолжается.
Что лучше: лонгриды или короткие статьи? Кейс «Текстерры»


Под сенью кактуса

Слактивизм, мошенничество и имунный ответ вирусного редактора

Так называемый slacktivism - ленивый активизм, когда репост не просто означает, но и замещает, ВЫТЕСНЯЕТ гражданское действие, впервые был сильно поруган на примере pink ribbon. Мода на розовые ленточки вроде бы заменяла реальную озабоченность общества раком груди.
Однако потом пошел откат - появились исследования, показывающие, что слактивизм в любом случае повышает осведомленность и вовлечение.
Я же думаю вот как. Ленивые формы активности неизбежны - в этом суть и привлекательность экосистемы с низким порогом входа. Слактивизм не плох и не хорош - он системообразующ. Мошенничество на слактивизме возмущает, но грубо говоря, является естественным паразитирующим организмом. Против которого вирусный редактор сейчас вырабатывает иммунитет. Благодаря, например, вот этому посту Евгении Бердичевской.
Поэтому: слактивизм неизбежен, но небольшие (затратные для тяжелых авторов, у которых свой мотив, но такие же ленивые для масс) иммунные корректировки очень полезны.
Впрочем, ведь иммунный ответ системы тоже неизбежен. И вот - он.

Евгения Бердичевская:
"""За последние 4 месяца, добренькие вывалили мне в ленту 46 постингов с мамами, которым требуется кровь, грудничками, которым нужна пересадка всего сразу, собачьими приютами, которые закрываются и собачек надо забрать, иначе всех усыпят, и прочими воплями о помощи. Угадайте сколько из указанных телефонов работало? Два! Там были несчастные люди, которые запарились объяснять, что это просто чья то подлянка. А по остальным 44 телефонам никого не было. Но, опять же, забив их в Яндекс, в течении минуты выясняется, что при звонке с мобильного списывается от 100 до 500 рублей. Добренькие мои френды, ленятся творить добро. Они просто тупо делают перепост и с чувством исполненного долга живут дальше. А Добрые люди, при попытке помочь - чуть чуть попадают на деньги. Или не чуть чуть. Знакомая пожилая врач, долго дозванивалась. Хотела порекомендовать станцию переливания крови .... Раз 10 наверное позвонила, судя по списанным 4000 рублей. Треть пенсии. А запостил это объявление хороший парень. Некогда ему проверять было. Бизнесом занимался. Не до проверок. Таким образом, добренький украл у Доброго.
Резюмирую: Господа, не давайте душе лениться. Увидели историю про то, что срочно требуется кровь редкой группы – забейте телефон в Яндекс. Посмотрите, не мошенники ли , и не двухгодичной ли оно давности. Или позвоните, ( желательно не с мобильного), узнаете чем помочь. Возьмите ситуацию под свой контроль. И только когда убедитесь, что вы действительно не справляетесь, просите о помощи.
И вот тут я прошу перепоста."""

UPD. Оказывается, и сама Бердичевская лишь перепечатала пост. Цикл слактивизма замкнулся. А написал его другой человек - Михаил Моисеев.

Вообще, нравочительно тырить нравоучения - это нравоучительно.


Под сенью кактуса

Этика: заражение, индоктринация, секта

При каком пороговом охвате этическое поведение профессионала становится выигрышной стратегией? Ведь в неэтичной среде этика ограничивает инструментарий профессионала и ведет к личному проигрышу.
Кажется, Игорь Минтусов на прошлом Балтийском PR-Weekend с сокрушением говорил, что второй главой в любом западном учебнике PR идут вопросы этики. В наших учебниках тема вообще отсутствует. Речь не только о PR, а о любой профессии связанной с социальным инструментарием. Инструмент исследуется и применяется, причем достаточно хорошо, но этический регулятор – не то чтобы отсутствует, но не достигает порогового применения, при котором проигрышной стратегией становится неэтичный профессионализм.
Британские ученые доказали, что в сетевой среде идея охватывает массы при 10-процентном заражении. Не учитывается активность этих 10%, но допустим, что эпидемический порог – заражение 10% участников.
Вполне вероятно, что эта пропорция работает для информации, но не работает для этического регулирования. Каков должен быть уровень заражения этикой, чтобы неэтичное поведение профессионала в системе стало невыгодным? 60%? 70%? 90%?
Инструмент выращивается легко, в неэтичной системе – совсем легко и быстро. Скажем, СМИ в России достигли нормального уровня профессионализма лет за десять к концу 90-х. И дальше пошел процесс разрушения. Назаретян говорит, что в любой популяции/культуре уровень технического вооружения балансируется поведенческим сдерживанием. Скажем, если бы голуби – птицы злые – были вооружены, как орлы, то они быстро уничтожили бы друг друга.
Эффективность инструментария становится очевидна при любом охвате; больше того, выигрышная стратегия хорошо оснащенного профессионала тем успешнее, чем меньше его инструменты представлены в среде. Это заметно остальным и заражение среды инструментальной эффективностью возможно хоть с одного экземпляра. Эффективность этики возможна только после значительного порогового массива. Но этика не пересаживается, как инструментарий, а выращивается. То есть необходимы либо время (при наличии правильных фильтров отбора, да и то без гарантии), либо, как вариант, насильственная индоктринация этикой? Случаев в истории немного: Петр, Ленин, Ататюрк, еще кто-то? Да и из этого ряда два проекта закончились крахом, третий под вопросом.

Сочинить этику несложно.

Просто она начинает работать только после порога достаточного охвата.

И если 10% информационного заражения можно набросать ботами, то как набросать 70% этического заражения?


Как ни странно, еще одним решением может быть наличие секты (принципиально внеинструментального учения) с сильным потенциалом заражения, по примеру Ганди. Возможно ли его синженерить?
Фокус в том, что инженерный подход сам по себе инструментален, он сразу ставит телегу впереди лошади.


Под сенью кактуса

Еще немного о вирусном редакторе. Наблюдая превращение ламбады в летку-енку

Воочию наблюдал накопление ошибки при вирусном распространении.
В паровозике любителей, танцующих ламбаду, четвертый-пятый уже танцуют летку-енку.
Застрельщица-бразильянка в перьях ставила профессиональное движение всей цепочке. Но ламбада неизбежно переходит в канкан, а потом - в более простую летку-енку.
Вроде бы ритмо-музыкальная база у всех общая, но на превращение ламбады в летку-енку это не влияет. (А что было бы, если бы они еще и музыку передавали по цепи? На 6-7 звене неизменно прорезался бы Стас Михайлов.)
Что характерно: в цепи через интервал могут быть профессиональные танцоры, которые поддерживают верное движение. Но на общую и неизбежную сводимость ламбады к летке-енке это не влияет.
Еще характерно, что танцоры летки-енки, при том что исказили изначальный "месседж", между собой действуют вполне слаженно. То есть статистически их множество стабильно.
Это означает, что вирус ищет наиболее экономную форму репликации (Стас Михайлов). Или, иными словами, вирус ищет мутацию, способную заразить наибольшее количество жертв, предрасположенных к заражению. Потому любой сложный месседж наиболее стабилен в своих редуцированных (=деградировавших) формах.
Ламбада, чтобы овладеть массами, должна стать леткой-енкой.

***
Это наблюдение вроде бы противоречит моим тезисам о том, что вирусный редактор улучшает тему и участников. В танцевальной цепочке изначальная танцевальная тема очевидно деградировала.
Для понимания надо включить категорию отклика.
Наибольшего отклика добиваются исполнители, демонстрирующие лучшее качество ("списывают у отличников").  В этой цепи танцоров наиболее приятны и заметны танцующие лучше. То есть вирус все-таки запрограммирован на улучшение, но для этого как раз необходим статистический охват.

***
Мораль: вирусный редактор все-таки улучшает. Он собирает многое широким раструбом в узкое горлышко. Те, кто добивается наибольшего отклика, находятся ближе к горлышку и получают наилучшую социализацию
А вот вирусное распространение само по себе - ухудшает тему, как и всякое движение вширь по пирамиде. Потому что движение по пирамиде вширь означает движение к подошве, то есть вниз.
Иначе: вирусное распространение обеспечивает количественный захват (расширение массы участников), а вирусный редактор - качественную возгонку (сужение значимости темы). Вирусный редактор рафинирует не среднее арифметическое, а среднее улучшенное, по которому все хотели бы равняться (шэрить). Вот что их и захватывает (заражает).
Вирусный редактор - это обратная функция воспринимаемого вирусного распространения, то есть такого распространения, которое пропущено через вторичные фильтры отклика - отклика не на месседж, а уже на саму эпидемию.
Благодаря вирусному редактору в нашем восприятии качества месседжа остается самый рафинад (наиболее значимое). Тогда как сама эпидемия может наращивать массовость, в которой "качество" вируса деградирует для восприятия (хотя "улучшается" для распространения\заражения).

***
При этом - да, существует некоторое противоречие между стремлением к улучшению значимости темы (ради отклика) и реальным ухудшением темы при распространении, поскольку широкие массы могут быть заражены только упрощенной версией вируса. Точнее так: заражаются они "хорошим" вирусом, а реплицируют его деградировавшую версию.
Это очень абстрактная диалектика, надо еще подумать.

Upd. Эврика. Заражает лучшее. Поэтому распространяется лучшее, но добавляется всякое; но распространяется лучшее. Поэтому вирусный редактор таки улучшает тему. И участников. Люди, способные лишь на летку-енку, включаются в цепочку ламбады. И включаются ею.

UPD: оказывается, у меня три года назад была похожая тема - о подстройке детей в хороводе.

Сингулярность в детском саду

Еще:

Ритм и Цой


Под сенью кактуса

Мозг и оргазм. Художественный конспект. Часть 1.

(После публичной лекции В. Зингера и А. Каплана. Гете-институт, 23 сентября 2010 года, Политехнический музей)

Collapse )

Тогда, в 60-е, проводил свои знаменитые опыты Хосе Дельгадо. Легенда гласит, что он сам стоял на песке посреди арены, а на него мчался разъяренный бык. Да только быку в мозг были вшиты электроды. Дельгадо нажимал кнопку, и бык останавливался в полуметре, тут же начиная меланхолически размышлять о смысле жизни. Это была демонстрация управления гневом: нажми на кнопку - получишь результат.

Наша боевая мифология утверждает, что Дельгадо работал на ЦРУ и разрабатывал механизмы дистанционного воздействия на мозг. Понятно зачем - с целью нападения на СССР. Электростимуляция определенных участков могла родить и смирение, и гнев. Это нейрофизиологам удалось выяснить довольно быстро - примерно со скоростью покорения космоса.

Стимуляцией быка Дельгадо занимался в 63-м, если наспех обнаруженные мной источники не врут. Но мало кто знает, что наша отечественная нейрофизиология на стыке 60-х и 70-х годов тоже не пальцем в битуме ковырялась. И даже не электродами в быке. Наши физиологи вшивали людям золотые электроды и прививали… любовь. А вовсе не гнев-смирение, как на тлетворном Западе.

Об этом пишет в своей книге «Магия мозга и лабиринты жизни» основатель отечественной школы инструментального мозговедения Наталья Бехтерева. Пациентку Г. удалось излечить от паркинсонизма, воздействуя на «эмоциогенные зоны мозга», в том числе слабыми токами. Безнадежная больная молодела на глазах, исчез тремор, вернулся менструальный цикл – она вернулась в свои 36 лет. Все разворачивалось буквально на глазах врачей-экспериментаторов и выглядело чудом.

Параллельно излечению с пациенткой происходила еще одна странная метаморфоза. Вместо того чтобы прихорашиваться для мужчин, раз уж вернулась молодость, больная с нетерпением ждала своего врача-женщину, проводившую все эти процедуры; «как-то уже чересчур» благодарила за излечение, демонстрируя все более настойчивые свидетельства… влюбленности. Которые, как признает Бехтерева (а этим врачом была она), были замечены слишком поздно.

Выяснилось, что наряду с воздействием на болезнь, слабый ток вызывал «сильные эмоциональные сексуальные переживания». (В тех поколениях это называлось так. В те годы культ оргазма еще не захлестнул мутной волной восторга журналы для барышень.) Дело зашло так далеко, что пациентке потом потребовались месяцы психотерапии, чтобы освободиться от неестественной привязанности к врачу, крутившему рычажок подачи тока. «Да и до конца я не уверена, что психотерапия вылечила больную полностью, - пишет Бехтерева. - Скорее, ей помогло подоспевшее замужество, а затем время…»

Не знаю, что там говорит боевая мифология црушников о наших исследованиях в области электростимулирования мозга, но очевидно одно: наши ученые прививали испытуемым не гнев или смирение, а – любовь.

Collapse )