?

Log in

No account? Create an account

June 10th, 2019


Первые газеты делились на два отряда: портовые и герцогские.
Портовые продавали контент читателю - купцу, прежде всего. Они писали о товарах, пришедших в порт, ценах и политических событиях (войнах), способных помешать торговле. Таковы были венецианские рукописные авизи 16 века, потом печатные "куранты" в Амстердаме и Лондоне.
"Герцогские" продавали контент региональному епископу или князьку. Они, как правило, оспаривали власть престола (папского или монархического), как исторически первые печатные газеты в немецких землях (1609), или, наоборот, защищали власть престола, как парижская "Ла Газет" Ренодо (1630) или петровские "Ведомости" (1702). Так и сформировались два источника и две составные части печатной бизнес-модели - коммерческая и политическая.
Легко увидеть в этих моделях классическую конспирологию евразийства: море против суши. Так и было.
Конечно, в этом диапазоне существовал большой набор промежуточных версий. Например, первая американская газета была лицензионной ("герцогской", по сути), и был закрыта по политическим мотивам, хотя и совмещала купеческий и политический интерес. Ну, так и время было такое: становление буржуазии и национальных государств (против папского престола или метрополии, как в случае с США).
Газеты обслуживали экономическую и политическую революцию - буржуазную (потом и пролетарскую). Газета - революционный продукт. Всякая революция продвигает публицистику, всякая публицистика капитализируется на революции.
Облом случился (в России) в декабре 2011. Революция ("окупай Абай") обошлась без газет. Их место занял интернет. Газеты просто не успели и не сообразили стать организатором и голосом протеста, потому что уже выродились.
И вот теперь некий революционный мотив (верхи не могут, низы не хотят) вдруг оживил интерес к прессе. Тут и там говорят о востребованности прессы. Потому что на районе сегодня раскупили тираж.
Это тираж, для трех ведущих деловых, у меня в киоске на районе 7, 7 и 3. Кто-то приводил цифры поставки в киоск 3, 3 и 1. Это, конечно, не те цифры, которые были даже у Мильтона или Джефферсона. Лютер и то больше печатал.
И тем не менее, именно первая полоса трех газет стала особым событием.
Контент Коммерсанта, Ведомостей и РБК получили все те же, кто уже знал его из сети. Но газеты все еще сертифицируют значимость. Хотя уже НЕ поставляют контент. Они дают не информацию, а entrenched позицию (то же на Западе).
Так будет всегда в сфере "лицензируемого" контента; а с технологической точки зрения - контента с ограниченным материальным носителем. Limited edition - чисто технологический феномен, который нагнетается в том числе и (само)цензурой. Информация, распространенная на материально ограниченном носителе, всегда будет более значимой, чем на неограниченном. Это не об информации, а о когезии: когезия внушает отсечение шумов.