?

Log in

К настоящему моменту проработаны два будущих.
Одно будущее - общее: теория послечеловечества.
Другое будущее - узкое, отраслевое: будущее медиа и теория смерти газет.
Работы ведутся.
Свежий в слоне-репаблике
"""Составление в The Guardian рубрики Burst Your Bubble – «Лопни свой пузырь», нацеленной на прободение либерального пузыря, столкнулось с необычными техническими сложностями.
Во-первых, многие правые и консервативные идеи выражены изначально в таблоидном формате.
Во-вторых, многие правоконсервативные лидеры, чьи взгляды заслуживают обзора, в качестве канала используют вовсе не СМИ, а социальные сети. Иначе говоря, у них попросту нет конечного текста.
Получается, что между нарративом истеблишмента и нарративом сетевых масс существует не только идеологическое расхождение, но и морфологическая разница.
Это морфологическое различие роднит сторонников Трампа с белоленточным движением в России. А также с «Арабской весной», движением Occupy Wall Street, Майданом, Таксимом и прочими сетевыми протестами конца нулевых – начала десятых.
Первая волна протестов, поднятая городской молодежью, была с той или иной степенью разрушений абсорбирована или подавлена институтами. Социальные сети распространились глубже и шире ареалов обитания модной молодежи. Теперь они освободили альтернативное недовольство и ощущение непредставленности в других социальных слоях, более молчаливых, но куда более массовых. Неизменным остается бунт против истеблишмента – таково свойство этого медийного перехода."""
Колонка Андрея Мирошниченко в Republic:  Выпутаться из кокона. Что мы теряем, читая Facebook? Интернет против истеблишмента. Что роднит Трампа с «белоленточным» движением в России

И все это в один день. Судя по всему, близится сезон брачных игр, когда медиа-площадки надеются поднять денег на выборах. За год-два перед выборами ВСЕГДА запускается много медийных проектов. Выборы - это ярмарка невест в ожидании инвестиций. Иногда невесты мертвые. Это такая венчурная некромантия.

«Русский репортер» возобновляет выпуск. В смысле «а он встал и пошел». Мне кажется, в «Эксперте» важна стратегия продажи пакета изданий на политическом рынке (а другого и нет). Вот, мол, у нас в пакете есть разные издания для разных аудиторий, то есть мы охватываем разнообразно, давайте деньги.
То есть если издательский дом работает на читательском рынке, то он в норме убивает убыточные издания и концентрируется на прибыльных (что сейчас большинство и делает). А если издательский дом "работает" на политическом рынке, то это верная стратегия: поддерживать именно разнообразие проектов, даже если каждый из них убыточен. Поэтому и оживили тело. Читать: «Русский репортер» возвращается в печать. Медиахолдинг «Эксперт» нашел деньги на выпуск журнала.
Дополнительно к «Русрепу» - «Крокодил» возрождают! (В описании героического пути отсутствует, кстати, мостовщиковский период. А он ведь там пару моих славных вещичек опубликовал под псевдонимом, обхохочешься... Но сейчас не об этом). Читать: Союз журналистов России возрождает издание журнала «Крокодил» и создает общественное информагентство.
И все это в один день. Судя по всему, близится сезон брачных игр, когда медиа-площадки надеются поднять денег на выборах. За год-два перед выборами ВСЕГДА запускается много медийных проектов. Выборы - это ярмарка невест в ожидании инвестиций. Иногда невесты мертвые. Это такая венчурная некромантия.
Андрей Мирошниченко

Make Playboy great again

Playboy возвращает обнаженку на свои страницы после годового воздержания. Год назад редакция приняла решение, что в эпоху свободной интернет-порнографии картинки обнаженных красавиц больше не имеют коммерческой ценности, да и нехорошо это в русле всех трендов. Вот и решили от них отказаться, фокусируясь на других достоинствах журнала. По мнению специалистов, потеряли больше, чем обрели. Теперь, говорят, вернемся к истокам: today we're taking our identity back.
Интересно оценить, как этот возврат к устоям и скрепам бьется с общим ресентиментом и откатом к консервативным Playboy brings back nudity, claiming #NakedIsNormal

Как говорил Маклюэн, каждое медиа на излете становится предметом винтажной моды, арт-объектом - фаэтон, сигары. А лучший пример перехода функции в моду - это шуба.

Stanislav Kucher

Только что у меня брала интервью продвинутая девушка 16 лет для нового молодежного журнала (племянница приятеля, на журфак хочет поступать).
Я спрашиваю:
- Журнал? Онлайн?
- Нет, бумага.
- Разве кто-то сейчас читает бумажные журналы?
- Конечно, нет. Но их покупают блогеры, и спрос растет.
- Зачем?
- Ну как, для фотографий.
- ?
- Бумажные журналы - отличный материал для натюрмортов в инстаграм. Очень хорошо смотрятся рядом с другими предметами. Игра цветов, оттенков, фактуры. Вот, например...
И девушка показывает мне фотку в своем инстаграм: там какой-то полуоткрытый журнал на кровати, рядом блюдце, чашка, распахнутый макбук. Сотни лайков.
- Понимаю, - говорю. - Это как покупать кофе, чтобы сфотографировать чашку.
- Именно! У меня есть подружка, у нее в инстаграм десять тысяч подписчиков, она кофе ненавидит, но всегда в кафе заказывает и фотографирует. Лучше всего идет капуччино...
- Ага, ясно. Ок. Так какая еще раз у нас тема интервью?
- Журналистика в XXI веке, ее настоящее и будущее.


Если бы не было освобожденния авторства, если бы доступ к авторству остался таким же ограниченным, как в Гуттенбергову эпоху, то эволюция технологий сосредоточилась бы на улучшении текста после опубликования.
Алгоритмы типа гугловского Page Rank и фэйсбуковоского Edge Rank изучали и учитывали бы предпочтения публики и доводили каждый текст до совершенства в процессе его прочтения людьми. (Примерно так же пытались делать некоторые сериалы: устраивая голосования о судьбе персонажей и воплощая результаты в последующих сериях). Тексты стали бы не только совершенными, но и кастомизированными (каждому свой идеал).
Это был бы прекрасный мир с конечным набором постоянно самоулучшаемых текстов, а не бескрайней кашей хлама. Ужасно.
Но этого не произойдет - по той же причине, что не ремонтируют теперь телевизоры и проще купить новый айфон, чем чинить старый. Современная экономика призывает поматросить и бросить, причем обязательно раньше амортизации, чтобы купить новое.
Самоулучшаемый в процессе чтения до состояния идеала текст не перепродашь (ни в каком смысле). Вечная лампочка не нужна. Нужен оборот неидеальных текстов, потому что акционерная стоимость теперь рождается в момент создания, а не потребления – венчурная экономика. Нужен проклинаемый Рашкоффым ускоряющийся оборот, обеспечивающий прирост виртуальной стоимости.


Только высокие стандарты ответственной журналистики могут противостоять трампохе пост-правды.



Сейчас этого поста в ленте Нэнси нет, видимо, потому что CNN снесла твит.
На самом деле, CNN высосала мнение Нэнси не совсем из пальца. Это они так интепретировали ее твит, в котором она на вопрос об использовании песни отца, говорит "Вспомни первую строку песни" ("Теперь, когда конец уж близок....").
Вот CNN и решила, что Нанси is not happy.

‘Why do you lie, CNN?’ Even anti-Trump Nancy Sinatra can’t take this BOGUS Trump headline

Nancy Sinatra slams CNN for anti-Trump spin on story about her humorous tweet

Как пела аналогичная Нэнси в песне про башмаки, You keep lying, when you oughta be truthin'




La-la-land - анти-Муленруж

В театре всегда форсировали голос и упрощали конфликт - чтобы лучше доходило. Пение со сцены должно быть громким. Когда появился микрофон, вдруг открылась возможность тихой интимной интонации, что раньше привело бы певца к провалу - его бы просто не услышали (Синатра, кстати, был в числе первых, кто переизобрел лирическую песню с микрофоном).
Ла-ла-лэнд сделал с мюзиклом примерно то же, что микрофон с эстрадной песней - убрал форсаж, который раньше применялся для вколачивания художественного замысла в публику. На месте ожидаемого картонного конфликта с необходимостью жертвовать либо творческими идеалами, либо личным счастьем здесь какая-то амбивалентность: сложилось как есть, а могло бы и иначе, но вот как есть. Такое интересное убийство драматизма. С точки зрения эстетических средств ("вколачивания" драмы в публику голосом и гримом) - тоже получился анти-Муленруж.
Невнятность драматического конфликта вызывает у многих недоумение и, наверное, плохо для кассы. Люди реально из зала выходили. Но зато творческая тусовка закидала глобусами и еще оскары, наверное, будут. Ведь творческая тусовка знает, что не потому что гастроли помешали личному счастью, как это должно быть в шаблонных сценариях, а... вот так сложилось.
Персонажи вкусные, развязка неортодоксальная, убийца садовник.

ГРИМАСЫ ОСВОБОЖДЕННОГО АВТОРСТВА
Маленький мальчик открывает игрушки и радуется. Мама снимает видео для Youtube.
В месяц они зарабатывают ОДИН МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ.
3-летний Райан со своим обзором игрушек на Youtube полтора месяца занимает 1 место в США и второе в мире, собирая бОльшую аудиторию, чем Джастин Бибер или Buzzfeed. У него уже 5 миллионов подписчиков, он - самая юная звезда в истории Youtube. Мама Райана бросила работу учителя и занимается его каналом. Сейчас из сотни топ-каналов Youtube 20 посвящены обзору игрушек. Они собирают 4,5 миллиарда просмотров в месяц.
Совершенно непонятен остается момент флуктуации и бифуркации - в какой момент заурядное домашнее видео вдруг "выстреливает" и начинает набирать 500 млн просмотров?
YouTube's biggest star is a 5-year-old that makes millions opening toys.
Blurring the line between playtime and business.
by Ben Popper Dec 22, 2016
.

По наводке:
Robert K. Blechman
Social media can best be understood according to the notion of "the emancipation of authorship" proposed by Andrey Miroshnevchenko. All the hiccups, antagonisms and politically incorrect postering, including that of our Trickster President to be, represent the birth pangs of a whole society suddenly provided with the means to publish their thoughts, images, culinary choices and dating experiences etc. to a mass audience, but no formal training on how best to do so. We are all making it up as we go along, and as James Joyce wrote "My consumers, are they not becoming my producers?"
It's not just the sheer number of new authors, it's the rate of change that is upsetting our media, political and religious norms and institutions. When a five year old can get millions of views and make millions of dollars on Youtube reviewing his toys, you know we have entered a new era. YouTube's biggest star is a 5-year-old that makes millions opening toys. Blurring the line between playtime and business. by Ben Popper Dec 22, 2016.
These two charts from Miroshnevchenko show the sudden explosion of authorship we are experiencing as a culture.



Когда грустят об ушедшей технологии, думают о той выгоде, которую она приносила. Это ловушка ностальгии. Новая технология всегда даёт лучшее исполнение той же функции, за которую отвечала старая (а потом формирует новую).
Липучки на ботинках всегда лучше шнурков. Шнурки ценны не тем, что держат ботинки; липучка делает то же, но быстрее и надежнее. Шнурки ценны соматическим умением, приобретенным в процессе пользования.
Умение завязывать шнурки было одной из первых инициаций ребенка. Этой ступеньки в развитии ребенка теперь попросту нет. Полученный шнурками результат (закрепленные на ноге ботинки) теперь достигается другим медиа. А вот приобретаемый с помощью шнурков личный навык соматического и волевого усилия - невосполним.
Из таких утрат формируется новый тип ранимой личности, не способной к усилию и терпению. Где-то здесь, в сумме таких утрат, берет корни целое snowflake generation, несогласное на усилие терпения и требующее safe space в университетах..
Пластиковые окна заменили стеклянные рамы и исполняют функцию окна лучше. Но с этой заменой медиа умирает не просто кусок поэтического наследия (сколько стихов про морозные узоры теперь будет непонятно детям) - умирает частица навыка поэтического восприятия. А также отмирает еще один навык ощущения сезонности и солярного календаря. (Про лунарный уже забыли напрочь после лампочки ильича.)
Ценны не функции, которые мы исполняли раньше, а теперь отдаем на аутсорсинг новым технологиям. Ценны нейронные связи, которые выжигались в сером веществе, когда мы осваивали диапазон навыков для собственноручного исполнения этих функций. Нам не нужен номер телефона сам по себе, нам нужно позвонить. И сейчас мы делаем это лучше, чем во времена, когда номер телефона нужно было помнить. Но номер телефона тренировал память и, что более важно, полагание на свои силы в пространстве и времени.
Поэтому-то я и выступаю за возрастное ограничение тачскринов во младенчестве. Щекотания тачскрина легко доступны младенцу, так как воспроизводят самый первый опыт тактильной операции - прикосновение. А поскольку тачскрин очень щедро вознаграждает эмоции, отпадает необходимость в освоении более "силовых" операций с действительностью - хватательных, - которые раньше были необходимы ребенку для получения более сильных ощущений и вознаграждений, чем давало простое прикосновение.
В статистически огромных массивах дети разучиваются хватать, разучиваются давать себе это усилие, так как есть более короткий путь к эмоциональному вознаграждению. Тренеры уже жалуются, что ребенок не может держать клюшку или ракетку. Это приведет не только к усугублению поколенческого эффекта snowflake, но и, например, к резкому росту статистики ДТП на автодорогах через 10 лет.
Тачскрин надо давать только после погремушек, лопаток и лего, только после того, как вознаграждающее ощущение будет опосредовано хорошо сформированным хватательным рефлексом.
И это лишь "соматические" аргументы; а есть еще "когнитивные" аргументы, которые отодвигают тачскрин по возрасту вообще на "после чтения".

Навеяно репликой в ФБ:
Maxim Artemyev
Читаю у Толстого про "разукрашенные морозными узорами окна". Подумал - а ведь мы с пластиковыми окнами уже и забыли, что это такое! А дети наши и вовсе знать не будут! А ведь сколько было в этом нечаянной красоты...


Latest Month

February 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner